Назад

О СИТУАЦИИ В АЗОВСКОМ МОРЕ

Заявление МИД России

МИД России заявляет решительный протест в связи с грубым нарушением 25 ноября 2018 г. кораблями ВМС Украины правил мирного прохода в территориальном море Российской Федерации в Черном море. Российская сторона потребовала срочного созыва заседания Совета Безопасности ООН для обсуждения складывающейся ситуации.

Россия неоднократно предупреждала киевский режим и его западных покровителей об опасности искусственного раздувания истерии вокруг Азовского моря и Керченского пролива. Очевидна тщательно продуманная и спланированная по месту и форме провокация, нацеленная на разжигание еще одного очага напряженности в этом регионе, создание предлога для наращивания санкций против России. Все это, видимо, было направлено и на отвлечение внимания от внутриполитических проблем на самой Украине. Подтверждением тому стало намерение Киева ввести в стране военное положение, что в свете предстоящих весной 2019 г. президентских выборов выглядит весьма одиозно.

Возмущены также очередным нападением украинских радикалов на российские дипломатические представительства, причиненным им ущербом. Требуем от Киева привлечь к ответственности виновных, обеспечить безусловную неприкосновенность Посольства и Генеральных консульств России на Украине в соответствии с нормами Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г.

Хотели бы предупредить украинскую сторону, что проводимая Киевом в координации с США и ЕС линия на провоцирование конфликта с Россией в акватории Азовского и Черного морей чревата серьезными последствиями. Российской Федерацией будут жестко пресекаться любые посягательства на ее суверенитет и безопасность.

 

 

 

О СИТУАЦИИ В АЗОВСКОМ МОРЕ

  1. Крымский мост

С момента воссоединения Республики Крым и города Севастополя с Российской Федерацией эти территории составляют ее неотъемлемую часть, и, следовательно, наша страна осуществляет суверенитет, суверенные права и юрисдикцию в морских пространствах, прилегающих к Крымскому полуострову.

С марта 2014 года Россия является единственным прибрежным государством в Керченском проливе и реализует там свой суверенитет с учетом взятых на себя обязательств по российско-украинскому Договору о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива
2003 года Украина же больше не является прибрежным государством в Керченском проливе и, следовательно, не имеет вытекающих из этого статуса прав и обязательств.

Реализуя свой суверенитет, в том числе с целью решения экономических и гуманитарных проблем Крыма, Россия в апреле 2014 года приняла решение о строительстве Крымского моста, соединяющего оба ее побережья. О начале практической реализации проекта Украина была уведомлена официально в 2015 году.

Ранее украинцы разделяли необходимость сооружения моста и даже заключили в 2013 году с Россией межправительственное Соглашение о совместных действиях по организации строительства транспортного перехода через Керченский пролив. Однако в октябре 2014 года по политическим мотивам они денонсировали эту договоренность.

Крымский мост спроектирован таким образом, чтобы не создавать (насколько это технически возможно) препятствий для судоходства. Максимальная высота пролетов над уровнем моря составляет 35 м, что обеспечивает прохождение под ними подавляющего большинства судов с осадкой до 8 м. Два основных украинских порта на Азове – Бердянск и Мариуполь – в принципе не могут принимать суда с большей осадкой.

Проводка всех крупногабаритных судов через Керченский пролив осуществляется по Керчь-Еникальскому каналу (КЕК). С учетом его глубин (до 9,3 м), сложных навигационных и гидрометеорологических условий проход по КЕК судов класса «Панамакс» (длина – до 294 м, ширина – до
32,3 м, осадка – до 12 м) и до сооружения Крымского моста был крайне затруднен и осуществлялся лишь при неполной их загрузке (на 30-40%).

Украина утверждает, что под Крымским мостом не могут проходить суда, длина которых превышает 160 метров, что полностью опровергается действующими правилами навигации в Керченском проливе и статистикой. При соблюдении определенных условий для плавания по КЕК допускаются суда длиной до 252 м (в «украинский» период разрешенная длина не превышала 215 м). В январе-октябре 2018 года по КЕК в направлении украинских портов или из них прошли 162 судна длиной более 160 м.

Перед началом строительства Крымского моста была проведена всеобъемлющая оценка его воздействия на окружающую среду, результаты которой были представлены для ознакомления общественности. Проводился регулярный всесторонний мониторинг воздействия строительства моста на экологию, который продолжится на этапе эксплуатации этого сооружения.

Крымский мост не оказал какого-либо значительного воздействия на морскую или прибрежную окружающую среду. При этом Российская Федерация в любом случае осуществляет компенсационные мероприятия для устранения причиненного ущерба или вреда, который может быть нанесен окружающей среде в процессе строительства или эксплуатации этого транспортного перехода.

  1. Статус Керченского пролива

Керченский пролив никогда не являлся и не является международным по смыслу Конвенции ООН по морскому праву 1982 года Он ведет в Азовское море, которое исторически (по наследству от СССР) является внутренними водами России и Украины. В силу этого оно не может иметь ни территориального моря, ни исключительной экономической зоны (ИЭЗ), ни участков открытого моря, наличие которых на входе и выходе – обязательный атрибут международного пролива. Следовательно, к Керченскому проливу не применимы требования о праве транзитного или мирного прохода для иностранных судов, которые обязательны в отношении международных проливов.

С марта 2014 года Украина, не будучи уже прибрежным государством в Керченском проливе, пользуется правом прохода через него для своих торговых судов, военных кораблей (и иных государственных судов) по Договору о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 года. Это право применимо также к иностранным торговым судам, следующим в украинские порты или из них. Военные корабли (и иные государственные суда) третьих стран могут сделать это только по приглашению Украины, предварительно согласованному с Россией. Зеркальные требования действуют и в отношении иностранных торговых судов и военных кораблей, посещающих российские порты в Азовском море.

 

 

  1. Статус Азовского моря

Правовой режим Азовского моря имеет специфику. Оно является внутренними водами (частью суверенной территории) России и Украины. Этот статус закреплен обычным международным правом и действующими российско-украинскими договорами (Договором о российско-украинской государственной границе 2003 года и Договором о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 года). К Азовскому морю не применимы положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года (в т.ч. о свободе судоходства).

Статус Азовского моря в качестве внутренних вод, на которые распространяется суверенитет обоих прибрежных государств, вытекает также из общих принципов правопреемства государств в отношении территории. Российская Империя и впоследствии СССР непрерывно осуществляли суверенитет в Азовском море. После распада СССР статус внутренних вод сохранился за Азовским морем как историческим заливом и в результате правопреемства двух государств (России и Украины) в отношении территории.

Закрепление за Азовским морем статуса внутренних вод подтверждается международной судебной и арбитражной практикой (решение Международного суда ООН 1992 года по спору между Сальвадором и Гондурасом относительно залива Фонсека; решение Арбитражного трибунала 2017 года по спору между Хорватией и Словенией относительно Пиранского залива).

Мировое сообщество признает особый статус Азовского моря, унаследованный Россией и Украиной от СССР, что, в частности, подтверждается в резолюции Европарламента 2018/2870 по Азовскому морю.

Сохранение этого статуса является основой бесконфликтного взаимодействия между Россией и Украиной в Азовском море. Позитивным примером тому может служить продолжающая свою деятельность Российско-Украинская Комиссия по вопросам рыболовства в Азовском море (создана по двустороннему соглашению 1993 года, последнее заседание состоялось
23 – 25 октября 2018 г. в Киеве).

  1. Пограничный контроль в Азово-Керченской акватории

В своих внутренних водах любое государство может принимать меры с целью предотвращения нарушения пограничных, таможенных, фискальных, миграционных, санитарных законов и правил, обеспечения безопасности транспортной и экономической инфраструктуры, сохранения окружающей среды.

Все перечисленные случаи могут служить основанием для остановки российскими компетентными службами в Азовском море коммерческих судов под флагом любых государств для осмотра. Утверждения о том, что наши инспекции противоречат международному морскому праву, не обоснованы. Такое же право имеет и Украина.

В соответствии с законом «О государственной границе Российской Федерации» 1993 года пограничные органы могут производить досмотр транспортных средств и перевозимых грузов в целях предотвращения и пресечения нарушений режима государственной границы Российской Федерации.

Погранслужба ФСБ России уполномочена также осуществлять контроль добычи водных биологических ресурсов в Азово-Керченской акватории в соответствии с правилами, установленными совместно Россией и Украиной в рамках Российско-Украинской Комиссии по вопросам рыболовства в Азовском море.

Проводимые Береговой охраной Погранслужбы ФСБ России осмотры торговых и рыболовецких судов в Азовском море правомерны и обоснованы. Процедура осмотров соответствует международному праву и российскому законодательству, их интенсивность соразмерна уровню угроз, исходящих от экстремистов (в т.ч. от украинских официальных лиц) в адрес России. Наблюдаемый с конца апреля 2018 года рост числа инспекций вызван усилением мер безопасности в Керченском проливе в связи с вводом в эксплуатацию первой очереди Крымского моста и необходимостью пресечения противоправных действий украинских силовиков, которые в нарушение действующих двусторонних договоренностей по Азовскому морю в марте 2018 года захватили российский сейнер «Норд».

Востребованность дополнительных мер безопасности подтверждается также совершенными или предотвращенными диверсионно-террористическими актами (в частности, подрыв ЛЭП в Херсонской области в 2015 году. с целью  «обесточить» Крым; предотвращенная попытка разбросать тросы в судоходном фарватере Керченского пролива в июне 2016 года).

 Вопреки заявлениям оппонентов, действия наших пограничников не носят дискриминационного характера. Осмотры проводятся в соответствии с российскими законами, а из всех судов, проверенных в апреле-октябре
2018 года, почти половина следовала в российские порты или из них. В указанный период имело место только 3 задержания (т.е. ареста) судов (все рыболовецкие под флагом Украины, два в Черном море и одно в Азовском).

Обвинения в многочасовых или даже многодневных задержках судов в Азовском море по причине осмотров надуманы. Из проведенных в указанный период 1492 инспекций абсолютное большинство (1389 или 93%) осуществлялось в местах якорных стоянок на входе в Керченский пролив со стороны Черного или Азовского морей в момент формирования караванов для проводки судов по КЕК (обязательная лоцманская проводка, которая применялась ранее и Украиной). 772 судна (52%) следовали в/из порты Украины, 720 (48%) – в/из порты России. Этот показатель не включает обязательные осмотры судов при прохождении пограничного контроля в российских портах. Процедура самого осмотра, как правило, не превышала 
3 часов. Наиболее продолжительный из них (единичный случай) занял 5 часов, что опровергает информацию о задержках нами судов до одной недели.

Временные затраты по прохождению Керченского пролива связаны не с пограничным контролем, а с особым порядком судоходства по КЕК, что обусловлено его специфическими габаритами, сложными гидрометеорологическими и навигационными условиями. Этот особый порядок, включая обязательную лоцманскую проводку и формирование караванов, действовал и до сооружения Крымского моста, в т.ч. и когда управление навигацией в канале осуществляла Украина.

В самом Азовском море суда останавливались для осмотра весьма редко (103 случая) при наличии веских оснований.

С 1 апреля по 31 октября 2018 г. Погранслужба ФСБ России в Керченском проливе и Азовском море досмотрела 31 судно под флагом Украины и 53 под флагом России. Под флагом третьих стран – 1408 (из которых 256 – из государств-членов Евросоюза).

  1. Военное присутствие России в Азовском море

Россия не наращивает военное присутствие в Азовском море и Керченском проливе. Хотя никакие нормы международного права не запрещают ей это, Россия не имеет военно-морских баз в Азовском море. Дислоцированные там силы и средства Вооруженных сил России малочисленны и задействованы для охраны Крымского моста. Если кто-то и стремится к милитаризации Азовского моря, так это Киев, который в сентябре 2018 г. объявил о создании военно-морской базы в Бердянске, перебросил туда корабли и суда ВМС Украины и регулярно закрывает отдельные районы Азовского моря для проведения артиллерийских стрельб.

  1. Государственная граница России и Украины в Черном и Азовском морях

В опубликованном указе Президента Украины от 12 октября 2018 г.
 № 320/2018 МИД Украины предписывается «обнародовать … установленные координаты срединной линии в Азовском море, Керченском проливе и Черном море, которая до заключения двустороннего соглашения является линией разграничения, то есть линией государственной границы между украинскими и российскими внутренними водами».

В ноте, направленной в этой связи в МИД Украины, было заявлено, что Россия никогда не признает государственную границу, установленную без ее согласия. Украинцев призвали воздержаться от односторонних действий, которые противоречат международному праву, и напомнили также, что в Керченском проливе Россия является единственным прибрежным государством и, следовательно, он не подлежит делимитации в принципе.


  • ПМЭФ
Яндекс.Метрика